c3ec9c9d     

Жмудь Вадим Аркадьевич - Скила И Товифа



Жмудь Вадим Аркадьевич
СКИЛА И ТОВИФА
Доктор Скилас очень торопился. Посадка на самолет уже была объявлена. Он
опаздывал на десять минут, как минимум, хотя выехал в аэропорт
заблаговременно. Неудачное стечение ряда обстоятельств задержало его очень
сильно: сначала сломался эскалатор в метро, потом в такси лопнуло колесо, в
следующем у водителя прихватило живот, да так, что он умолял пассажира сойти и
даже не взял платы за проезд, хотя до аэропорта оставалось совсем немного.
Создавалось впечатление, что действует какой-то тайный сговор, неминуемо
добивающийся того, чтобы доктор Скилас опоздал к вылету.
Доктор Товифах, напротив, в этот день везде успевал, и это было очень
кстати, поскольку его самолет, как ни странно, вылетел на целых десять минут
раньше положенного. К тому же в воздухе он находился меньше обычного, так что
в аэропорту доктор Товифах оказался раньше на целых двадцать минут, чем
следовало. Он входил в здание аэровокзала со стороны летного поля как раз в
тот момент, когда доктор Скилас забегал в это же здание со стороны
автостоянки.
В ту же самую минуту из двери с надписью "служебное помещение" вышел
рослый юноша с приятным лицом, одетый в ослепительно-белую одежду, которая
очень напоминала форму высших должностных лиц авиапредприятия за исключением
необычной белизны, которая затронула все детали одежды, включая пуговицы,
нашивки, и даже обувь. С этой одеждой резко контрастировал ярко-красный
туристический рюкзак за его плечами. Юноша взмахнул рукой, и мгновенно в
аэропорту всё замерло. Впрочем, не только в аэропорту, а и за окном птицы
замерли на лету и капли фонтана повисли в воздухе. Мгновенно остановился
транспорт, и люди застыли в тех позах, в которых были. Только эти трое не были
подвержены чудесному торможению.
Юноша окликнул пожилого медика словами:
- Доктор Товифах, позвольте представить вам доктора Скиласа. - а затем
обратился к молодому программисту: - Доктор Скилас, это доктор Товифах.
Оба названных человека крайне удивились при упоминании имен
представляемых.
- Сам доктор Скилас? Неужели? Наконец-то!
- Доктор Товифах! Я уже стал думать, что нам никогда не удастся свидеться!
И два доктора столь различных профессий стали так радостно трясти друг
другу руки, что совсем забыли о юноше в белом, который между тем вышел из
здания аэропорта, снял невозможно красный рюкзак, из-под которого показались
два огромных лебединых крыла, и, бросив рюкзак в урну у входа, легко взмыл в
небо, с каждым взмахом крыльев удаляясь, все выше и выше. Неизвестно в какой
именно момент чудесное торможение всего окружающего прекратилось столь же
внезапно, как и возникло. Люди, животные и машины двигались, как ни в чем не
бывало, продолжая прерванную траекторию. И никто из них не обратил внимания на
познакомившихся столь странным образом двух мужчин, которые по всем законам
расписания самолетов никак не должны были встретиться сегодня в это время и в
этом месте.
* * *
На протяжении пяти лет доктор Скилас пытался встретиться с доктором
Товифахэм. Каждый раз мешала какая-то драматическая мелочь. Интерес
программиста к медику был основан на увлечении собственной работой. Дело в
том, что он давно и всерьез занимался борьбой с компьютерными вирусами. Как-то
раз он через поиск в интернете натолкнулся на интервью доктора Товифаха в
электронном журнале о вирусологии. Оказалось, что речь шла не о компьютерных
вирусах, а об обычных, нападающих на человека. Скилас уже собирался бросить
чтение, как вдр



Назад