c3ec9c9d     

Жминько Андрей - Подземелье



ЖМИНЬКО АНДРЕЙ
ПОДЗЕМЕЛЬЕ
Глава 1
  
   1
  
   Серое небо почти сливалось с неспокойно вздыхающей свинцовой поверхностью моря. Лозовский, зябко кутаясь в теплую куртку, с отвращением курил последнюю сигарету из пачки и озлобленно и безвыходно думал о своей дальнейшей судьбе.

Через полчаса должен был прилететь вертолет, который переправит его с островной базы ВМФ на Большую землю. Оттуда уже ему предстоит лететь в Москву.
   Все злоключения капитана третьего ранга Александра Лозовского начались два месяца назад. Меньше недели хватило на то, чтобы один человек, веселый, шумный, любимец Северного флота и лю-битель пошлых прибауток и похабных куплетов, да и, к тому же профессионал с 15-летним опытом поиска пропавших судов и само-летов в условиях Крайнего Севера, превратился в совсем другого, угрюмого, молчаливого, с холодными глазами и постоянной кривой ус-мешкой.
   Мысли Лозовского прервал стрекот снижающегося вертолета. Ка-питан выплюнул окурок и уныло побрел к проему в пузатом брюхе такой же серой как небо и волны металлической стрекозы.
   Внутри оказались непонятные ящики, кособокие бочки, четверо пьяных геологов и запасные гусеницы для вездехода. Геологи, громко, не слушая друг друга, выяснявшие свои крайне запутанные отношения с какой-то Леночкой из какого-то НПОККТ, очень обрадовались появлению нового человека, что выразилось в протянутой кружке спирта и продолжении своего узкопрофессионального разговора.
   Неспешно, как чай, прихлебывая спирт и жуя незажженную си-гарету, Лозовский забыл, что летит в старом, разболтанном вертолете через пропитанные морской влагой сумерки. Он был не здесь ...
   ... Он спускался в шлюпку с двумя спасателями. Шесть часов назад не вышел на связь воздушный разведчик рыболовецкого кол-хоза, а рыбаки видели, как что-то снижается к крохотному ост-ровку Вичуй, оставляя за собой дымок.

Вичуй хоть и был крохотным, но по гнусности своих очертаний был чемпионом. Его берега, будто из-резанные рукой пьяного столяра, таили в себе массу неприятнейших сюрпризов. Подойти вплотную к нему на корабле не представлялось возможным, поэтому капитан решил смотаться на шлюпке, за пару часов прочесать остров, успев вернуться до надви-гающегося шторма.
   На Вичуе было все... И роскошные ковры мха, и гранитные ва-луны, великолепные в своей строгости, и свежий морской, особенно полезный для профилактики легочных заболеваний воздух, и розово-серые облака, похожие на парящие города... Не было лишь одного - следов разведчика.

Пообщавшись с природой спасатели сели в шлюп-ку и только отошли от острова, как шторм коварно обманул синоп-тиков и нагрянул на полтора часа раньше.
   Что было потом, Лозовский помнил плохо. Рев волн, ветер, бе-шенные кульбиты чудом неперевернувшейся лодки, миллиарды водя-ных капель, летящих в людей со скоростью пули...
   Очнулся капитан в шлюпке один. Ласково светило солнце, отра-жаясь в заполневшей утлую лодочку воде. Радостно орали морские птицы.

Еще через три часа дрейфующего в нейтральных водах Ло-зовского подобрал норвежский сторожевик.
   Мимолетная радость от спасения сменилась горечью по поводу исключения из всего. Из партии, из поискового отряда... Потянулась бесконечная череда разбирательств, комиссии, намеки, молчаливое отторжение друзей и знакомых, обвинения в попытке побега за границу...
   И широкую улыбку на худом лице капитана навсегда сменила гримаса горькой иронии, еще больше подчеркивающая шрам на его левой скуле...
   А потом был неожиданный и никем необъясненный пере



Назад